История поселка Ахуны.
ulrikameinhof
Другая, скрытая от привычного глаза, жизнь города - есть его сердце и душа. Она сосредоточена в памятных местах, несущих следы особых событий, озаривших жизнь города, формирующих его судьбу и наложивших, так или иначе, отпечаток на его среду.Этот дух места в буднях притупляется и ощущается особенно остро лишь в момент встречи с родными, узнаваемыми местами после долгой разлуки или с местами еще не виданными, и следовательно, хранящими привкус тайны.
Иногда, ничем не примечательные на первый взгляд, уголки нашего края, оказываются не менее исторически значимыми, и лишь потеря "памяти" об этих объектах превращает их в рядовые.Так, истоки города Пензы, и поселений, возникавших на его территории, связаны вовсе не с Древней Крепостью Пензой, как принято считать, а с другим памятным местом...
Шумит в поселке Ахуны на правом берегу реки Суры сосновый бор - с 1931г. он включен в границы г.Пензы. Как гласит Пензенская энциклопедия - "это памятник природы, один из самых крупных сосновых массивов с участками девственного леса в черте Пензы. Расположен на на территории Засурского лесничества Ахунского лесхоза. Площадь 273га, деревья достигли возраста 150-170 лет и старше..В петровские времена Засурские леса, как корабельные, были заповедными и охранялись государством. С началом колонизации пензенского края в районе Ахун был основан Иоанна Предтечи мужской монастырь, вытеснивший местное мордовское население." [ПЭ. с.33-34] Это было первое русское поселение на территории современного города, основанное еще до возведения самой Крепости Пенза.
Итак, коренными жителями этих мест являлись мордва, позднее - татары, а первые русские пришли в Пензенский край и поселились здесь, на нынешней территории поселка Ахуны. Русская колонизация земель шла трудно: постоянные кровавые стычки с местным населением заставляли первых русских жить обособленно. Центром колонизации края были монастыри, выполнявшие культурные, военные и градообразующие функции. Одним из старейших как раз и являлся Иоанно-Предтеченский монастырь, располагавшийся на территории современных Ахун. Дата постройки его, к сожалению, не известна, но известно, что монастырь был ликвидирован указом Петра I. Настоятель и 4 монаха были казнены на соборной площади, а головы их выставили на частоколе. Земли монастыря переданы в качестве подсобного хозяйства женскому Троицкому монастырю, на что имеется грамота в Епархии. В чем состояла вина монахов перед грозным царем - неизвестно, так как все документы, касающиеся монастыря были уничтожены, зато память о нем осталась на века...
Дорога , ведущая из Ахун в Пензу, идет по заболоченной пойме старой Суры. Ее насыпали от одного островка суши к другому насельники монастыря, перетаскивая песок в корзинах. А еще в Ахунах, на территории мужского, а потом (в XVIII в) женского монастыря, находится сохранившийся и сегодня каскад из трех прудов - старейшие гидротехнические сооружения нашего края, да еще несколько клочков земли, служивших, видимо, первым русским поселенцам-монахам полями и огородами, возделанными их руками, отвоеванными у густого и опасного в ту пору леса...
В 30-е годы  ХХ века монастырь закрыли. Из построек, вероятно - деревянных, не сохранилось ничего, кроме двух домиков, служивших кельями монахиням. Одна из монахинь вместе с послушницами была расстреляна властями в Ахунском лесу. А на месте монашеских келий стоят  ныне несколько изб, к которых разместили не менее, чем монахи, убогих и сирых - там обретался приют для  душевнобольных. Но и их, в недалеком прошлом постигла незавидная участь - приют расформировали из-за того, что богатое и самобытное место Ахунских лесных урочищ привлекает многих для устроения своих жилищ. Поселок Ахуны, располагаясь в сосновом бору и разрастаясь, обрекает заповедный лес на медленное вымирание, вытаптывая и засоряя почвы, к которым очень прихотлива и которыми дышит корневая система сосны.
Постепенно уходят люди, уходит память об древних корнях. Но остается Genius Loci (с лат. "дух места"), место - намоленное, обладающее особой энергетикой, его сосновый бор и водная гладь прудов....

Поселение русских в этих краях является, само-собой, не самым древним человеческим поселением на территории Пензы. И об одном таком поселении на территории Ахун я  расскажу в следующей статье.IMG_5580

Почему мы не пошли к мэру
ulrikameinhof
http://leftpenza.ru/news/pochemu_my_ne_poshli_k_mehru/2012-08-03-905

Сегодня на глаза мне попался прошлый выпуск газеты "Улица Московская" от 27 июля 2012 года со статьей блогера Леонида Светличного под названием: "Роман Чернов: между лайком и игнором". 
В своей статье Светличный пишет о том, как проходил встреча мэра Чернова с пензенскими блогерами. И между прочим упоминает о том, что "....идиллия была несколько омрачена тем, что ряд молодых оппозиционных деятелей отказались от встречи. Сергей Падалкин и Евгений Макеенко (Левый Фронт), Павел Барабанщиков (КПРФ) и Антон Струнин (РосАгит-58) посчитали встречу с мэром бессмысленной". 
Далее идет прямой укор автора статьи, мол, что же вы, оппозиционеры, пикетируете, митингуете, гневные лозунги против мэра выдвигаете, а сами даже не удосужились придти на встречу - вопросики позадавать. А вдруг бы нашли "точки взаимодействия"? Более того, Светличный написал, что лозунги против Чернова у нас по-человечески обидные. Спроси сегодня у Светличного, что же это за такие лозунги, ни одного не назовет, потому, что таковых просто не было. 

Хоть я и не сильно активный блогер, все же отвечу за Левый Фронт. Во-первых, -  почему не пришли? Да просто смысла нет создавать лишний пиар для Чернова. "Уважаемого" сити-менеджера много раз приглашали выйти к митингующим и пикетирующим гражданам (причем не только ЛФ, а сами митингующие граждане) и что же? Вышел он хоть раз? Нет, не снизошел великий. После одного такого пикета у администрации города активист КПРФ Павел Барабанщиков подвергся нападению в подъезде собственного дома. До этого ему недвусмысленно намекнули, что он переступил черту со своим плакатом: "Рома, подбрось студента до дома". Мол, обращаться к величайшему надо не иначе, как Роман Борисович. И, что он после этого должен прийти к Чернову на встречу?  - Сдрасте, Роман Борисович, меня вот избили! Случаем, не знаете, кто заказчик?

Во-вторых, Левый Фронт всегда выступает за конструктивный диалог. Так, например Сергей Падалкин предложил начальнику Управления внутренней политики Валерию Савину организовать и провести молодежные дебаты, подключив к этому и оппозиционные молодежные организации. Савин идеей заинтересовался и поручил заняться этим молодежному правительству. Однако, время шло, но ничего не двигалось. Тогда Сергей написал в своем микроблоге руководителю аппарата губернатора Виктору Рубцову о том, что чиновники только обещают, но ничего не делают. И что? Реакция со стороны Правительства области не заставила себя ждать. У меня возникли проблемы на работе, которые удалось решить только благодаря тому, что мое начальство, оказалось благоразумнее чиновников. О какой дискуссии теперь может идти речь, когда на конструктивные предложения оппозиции власть отвечает репрессиями? Кстати, идею о проведении молодежных дебатов после этого все-таки воплотили в жизнь, правда сделали все очень убого. 

Почему не пришли? Мэра мы не уважаем, потому что он не уважает горожан и тех, кто имеет другое мнение, поэтому встречу с ним мы просто проигнорили. А его это, как я вижу, слишком задело, раз столько об этом пишут и говорят до сих пор. И не только в "Улице Московской", но и на некоторых городских интернет-форумах правительственные тролли развели "говносрач". 

В этой же статье  о "Чудо-мэре", Леонид Светличный, между прочим пишет, как Роман Борисович перечислял количество каштанов в Пензе, "легко оперировал строительными терминами", "называл протяженность еще не принятых на баланс дорог" и прочие бахвальства, вроде "...мэр может волевым решением сделать всю улицу Московскую пешеходной..." Бэтмен, ёпт...
Еще этот супермэн  хочет перенести Детскую железную дорогу из района Сосновки к черту на рога (даже пока сам не определился на какие именно рога!). Пензенцам ведь так необходим новый коттеджный поселок для толстосумов. Вместо зоны отдыха, развлечений для детей и просто красивого,а главное, зеленого участка земли.

Думаю, к 350-летию жителей Пензы приятно порадует отсутствие не только ДЖД, но еще и  Зоопарка, и парка Белинского. Очень уж хлебные эти места для нашего мэра, на встречу с которым не пришла и никогда не приедет пензенская оппозиция.
Маргарита Наркевич, координатор Левого Фронта


Мысли вслух
ulrikameinhof
Приближается 6 мая, день, когда может решиться судьба государства, день когда народ российский, сплотившийся воедино в своей ненависти к  правительству Путина, реально может дать отпор системе. Да, нашей стране необходимы перемены и преобразования, необходимы как воздух, ибо без них Россия погибнет, захлебнется в повсеместной коррупции чиновников, мракобесии церкви, жестокости полиции, вранье и цензуре СМИ, просто  ненависти людей друг к другу. Ненависти, разжигаемой искусственно нашими "умелыми" правителями как по национальному признаку, так и по политическим убеждениям, что в последнее время просто стало входить в моду. И все это на фоне грандиозного классового расслоения общества: нищие, беднейшие и бедные на фоне яхт, горнолыжных клубов, нефтяных и газовых труб сверх-богачей - долларовых миллиардеров. Многие из вас скажут,  это все фигня, мол, мы нормально живем, покупаем колбасу, мясо, ходим на работу за 20000 в месяц. Это только те, кому делать нечего ходят на митинги, барогозят, протестуют дело не в дело, лишь бы внимание привлечь... А не пробовали ли вы, такие "правильные работяги", посмотреть дальше своего носа, дальше своего приусадебного участка, дальше своей улицы? Как в большинстве живет народ российский и что вообще происходит в стране и за ее пределами? Образование развалили, платное среднее образование в школе - теперь его могут получить не все дети в обязательном порядке, а только те, кто может заплатить...ВСЕОБЩАЯ ПОГОЛОВНАЯ НЕГРАМОТНОСТЬ. вот к чему мы пришли! Платные медицинские услуги в гос.мед.учреждениях, принудительные аборты или отъем детей у малоимущих женщин, высокая  детская смертность....СТАРИКИ-ВЕТЕРАНЫ, МАЛОИМУЩИЕ И ДЕТИ - ПРОДОЛЖАЙТЕ УМИРАТЬ. правительство хочет. чтобы  нас стало ещё меньше! Высокие налоги, непомерная плата за коммунальные услуги, недоступность жилья для молодых семей, мизерные зарплаты бюджетников и молодых специалистов.... РОЖАЙТЕ И РАЗВИВАЙТЕСЬ, ДОРОГИЕ ГРАЖДАНЕ. новая социальная политика путина  - она реально действует! Армия, авиация и флот - притча во языцах, находиться в такой ж..пе, что не словом сказать не пером описАть. Солдаты-срочники умеют замечательно красить траву в зеленый цвет, равнять снег кубиками и подметать плацдарм, а от генералов осталось вообще одно название. ПРЕДАТЕЛЬСТВО СТРАНЫ НАЧИНАЕТСЯ С ПРЕДАТЕЛЬСТВА В АРМИИ. метлу на плеее-чо! к нам едет президент Обама! Вступление в ВТО. подрыв российской экономики, развалившиеся заводы и фабрики, практически отсутствие сельского хозяйства и машиностроения. В магазинах и рынках импортные фрукты, овощи, мясо и птица, причем по ценам, намного превышающим их стоимость за рубежом. МЫ- САМЫЕ БЕДНЫЕ ГРАЖДАНЕ САМОЙ БОГАТОЙ СТРАНЫ В МИРЕ. мы могли бы купаться в бензине, молоке и хлебе, а вынуждены собирать копейки! Что касается внешней политики, скажу в двух словах: те страны, которые якобы нас боятся и уважают, на самом деле ненавидят и презирают. РОССИЮ НЕ НАДО ЗАВОЕВЫВАТЬ - ОНА ИТАК СДАСТСЯ САМА. сырьевая колония США - это не миф, а скорое будущее! Я часто думаю, как же можно все изменить. изменить к лучшему... Пусть даже не я, - мои дети будут жить хорошо, сытые и образованные, свободные граждане в свободной стране. Похоже на утопию...Но шанс есть...:все изменить... 6 мая, в Москве, в самом сердце России, на Манежной площади, всенародно ПУТИН ДОЛЖЕН УЙТИ!

Пенза не Израиль, или еще раз о еврейских способах «улучшения» транспортной ситуации.
ulrikameinhof

23 сентября на пензенском информационном портале PNZ.RU появилось сообщение о том,  что возможно уже весной следующего года все дороги Пензы окажутся во власти нескольких человек.  И это не шутка.  Просто  Роман Чернов вернулся из Израиля «где изучил еврейские способы регулирования дорожного движения».

Как сообщает портал PNZ.RU,  «для того, чтобы раз и навсегда победить заторы на дорогах, нужна лишь компьютерная программа, объединяющая все транспортные развязки и светофоры города. Изображение с камер слежения будет поступать в центр организации движения - комнату со множеством мониторов, где трудятся всего три человека».

«Двое из них должны следить за положением и в случае возникновения внештатной ситуации докладывать о ней третьему работнику - оператору более высокого уровня. А он уже имеет право принять решение о временном изменении схемы организации движения», - объяснил глава администрации г. Пензы Роман Чернов.

Кроме всего прочего мер Чернов выступил с предложение о  повсеместном создании платных многоуровневых парковок по израильскому образцу, с введением  ограничителя въезда , депозитов для пользователей и видео наблюдением. Планируется, что платными станут половина парковок в г.Пензе….

Похоже, глава администрации г. Пензы  не знает, как выглядят  улицы  нашего  города  в час-пик! Хочу предложить нашим любимым чиновникам проехаться  по Пензе без мигалок и сопровождения кортежа ГИБДД. Зачем в Израиль?  Чернов, «прокатись»  на улицу Урицкрго/Бакунина, на Бакунинский мост после рабочего дня.  Что ты там увидишь?

Люди, которые сидят в чиновьичих креслах,  если они недаром свой хлеб жуют (в чем, я лично очень сомневаюсь…) должны знать о транспортных проблемах нашего города, коих, помимо парковок предостаточно. А главное, их можно решить вполне посильными средствами, если конечно, подойти  к  этому вопросу с умом.

Пожалуй, одной из главных таких «заноз» являются пешеходные переходы, не оборудованные светофорами, что существенно затрудняет движение огромному потоку машин и повышает риск  возникновения ДТП. Дело в том, что  эти пешеходные переходы устанавливались еще в далекие советские времена, когда на всю Пензу было,  грубо говоря, 2000 автомобилей. Теперь, естественно, переходы не отвечают  никаким автодорожным нормам. 

Отдельной темы заслуживает пресловутый пешеходный  переход  на ул. Московская / М.Горького – ну неужели нельзя там установить светофор? Ведь это существенно освободит движение для огромного числа автомобилей в центре!  К сожалению, регулировщик  на этом участке, как показывает практика, не только не улучшает, а наоборот затрудняет движение транспортного потока.

 Кстати заметить, светофоры на всех переходах должны устанавливаться со стрелкой, чтобы более  четко регулировать движение. И  не стоит пенять на то, что в областном бюджете нет денег на установку светофоров. Памятник царю Алексею Михайловичу на Советской площади обошелся в 27 мил., а пресловутый собор все на той же площади - ? На те средства, который Чернов затратил, путешествуя в Израиль – сколько можно было светофоров в Пензе поставить?!

Вторая проблема  - остановки общественного транспорта. Вполне возможно разгрузить центральные улицы, сделав отдельные остановки для маршруток  и отдельные – для автобусов/троллейбусов.  Возможно также вообще изменить некоторые транспортные маршруты, для того чтобы разгрузить центральные улицы Пензы.

При Пашкове наши чиновники занимались расширением дорог, а что толку? Не была даже проведена консультация с ведущими специалистами в области градостроительства и автодорожного дела, коих у нас в Пензе достаточно. Вот и получилось в итоге, деньги, выделенные на расширение дорог, волшебным образом «испарились»,  так и осталась  у нас «большая бутылка  с крошечным  горлышком»  Бакунинского  моста….  Эта транспортная развязка  ул. Урицкого/ Бакунинский мост превратилась уже в анекдот. Из-за того, что там невозможно проехать, постоянно нарушаются правила  дорожного движения:  из крайнего правого ряда  транспорт поворачивает налево, что создает аварийную ситуацию на дороге.  

Третья насущная проблема – огромные  площади  в центре города пустуют, либо используются не по назначению. Примером может послужить  площадь у Филармонии, абсолютно пустующая и зимой и летом, вместо того, чтобы разместить на этом месте парковку. А также площадь центрального рынка, палаток на которой осталось совсем немного – а ведь раньше на ее месте был сквозной проезд с моста на ул. Бакунина!  В Москве давным-давно отказались от Черкизовского рынка, и рынка в Лужниках, а наши власти все  плетутся позади прогресса…

И, наконец , четвертая не маловажная проблема – торговые предприятия в центе города. Сколько можно их строить? Кому это выгодно? Кто дает разрешение на строительство без проектов и строительных смет? А ведь  существуют определенные строительные нормы – сколько на каждый такой торговый центр  должно быть парковочных мест. В Пензе, пожалуй, только ТЦ «Лента» отвечает таким нормам…. В общем, богатеи богатеют, им дают разрешение на строительство ТЦ, автомакдональдсов, автосуши и пр., а простые граждане  не могу элементарно проехать  по улицам  из-за пробок и несанкционированных парковок. Зато Чернов ездил в Израиль!

Много еще можно перечислять  транспортных проблем нашей Пензы – и парковки, и асфальтовое покрытие, и недостроенный путепровод на ул. Измайлова, и ограждения вдоль дорог, и  недостаток регулировщиков, там,  где они действительно необходимы…. А ведь это чисто организационные моменты, решить которые можно, не затрачивая огромных денег из бюджета. Когда же наши власти начнут думать головой, когда обратятся к проблемам простых граждан? Даже на кануне выборов обстановка не меняется…..

Чиновник, прокатись по Пензе вечером, после работы без мигалок и кортежей  – посмотрим, далеко ли уедешь….?!


посвящается 70-летию начала блокады Ленинграда...
ulrikameinhof
Ленинградские деревья


Им долго жить - 
Зеленым великанам, 
Когда пройдет
Блокадная пора.
На их стволах - осколочные раны,
Но не найти рубцов от топора.

И тут не скажешь:
Сохранились чудом.
Здесь чудо или случай
Ни при чем...
Деревья!
Поклонитесь низко людям
И сохраните память
 О былом.

Они зимой
Сжигали все, что было:
Шкафы и двери, 
Стулья и столы.
Но их рука
Деревья не рубила.
Сады не знали
Голоса пилы.

... Деревья!
Поклонитесь Ленинградцам,
Закопанным
В гробах и без гробов.

В блокаду, ленинградцы, умирая от голода, замерзая от действительно лютых морозов, не вырубили ни одного дерева ни в Летнем, ни в Михайловском, ни в других своих садах и парках. Осколочные раны на стволах замазывали юннаты. Многие из этих ребят погибли в блокаду. но и по сей день окаменевшая замазка хранит отпечатки детских пальчиков и ладоней....

Ю.Воронов, ленинградский поэт-блокадник.

Далекое – Близкое. Глубокий след
ulrikameinhof

-  Слушайте, изюбрь поднимается в гору, чтобы видеть на снегу свои следы…

Егерь терпеливо убеждал нас, что по снежным вмятинам к зверю не подойти; только звуком трубы, подражая быку-сопернику, можно заставить рогача выйти из тихого леса. Он оставит своих оленух под деревьями рыть копытами снег, а сам пойдет навстречу опасности. И, тогда, притаившись, мы близко увидим тонконого красавца с пышными ветвями над узкой глазастой мордой, и услышим, как  дрожит в морозном воздухе его протяжный встревоженный зов.

Мы верили егерю. Туго подпоясанный, с тяжелым патронташем, он припадал на одно колено, подносил к губам кривую березовую трубу, нацеливался в небо и казался артистом, который зубами держится за снаряд под куполом цирка.

Ни у меня, ни у академика Петрусевича не было такой прекрасной трубы: мы резали сухие стебли борщевика, похожие на бамбучины, но как ни  пытались дудеть, получался не рев, а какой-то мышиный писк.

- Крадитесь за мной, - вздохнул егерь. – Когда затрублю, не шевелитесь, чтобы не вспугнуть зверя.

Егерь исчез в густых зеленых сосенках, а нам оставалось продвигаться за ним во след, к темному старому лесу. Мой спутник был огорчен, что не сумел извлечь из стебля достойный звук, и теперь молча шагал. Сунув руки в карманы демисезонного пальто.


 -  Много в Сибири медведей? – шепчет он, услышав поблизости хруст ветвей.


 -  Не сосчитать… А в Польше?


 - Семнадцать…

Наконец мы  остановились перевести дыхание. Академик Петрусевич прислонился к стволу  березы, вытер беретом мокрые впалые щеки. Голова его бела, будто запорошена снегом, который уже не тает. Дивлюсь ему: седьмой десяток, а так подвижно и бодро странствует.


 - Мой дед по матери был народовольцем; его сослали в Сибирь. Отец был революционным марксистом и тоже прошел этой дорогой…

Он откинул назад руки и сцепил их  по другую сторону ствола.

Наверное, не зря говорят, что журналист всегда при исполнении служебных обязанностей. Но сейчас не хотелось ни о чем спрашивать, а только задрать голову и смотреть, как в голых березовых ветвях лохматятся облака. Ни шума из лесу, ни ветерка. «Нам повезло, - подумал я вслух, - обычно здесь гуляют метели».

Петрусевич сощурил глаза:


 - Мой дед говорил про погоду: лучше такая, чем никакая.

Тогда я еще ничего не слышал про его славного деда Яна Иодко-Наркевича, выходца из древней дворянской семьи. Лишь недавно я узнал обстоятельства  его удивительной жизни.

Иодко-Наркевич окончил Петербургский университет по строительной специальности. Пред ним открывалась карьера образованного польского аристократа. Но молодой пан повел себя неожиданным образом: поместье раздал крестьянам, женился на бесприданной девушке Елене, племяннице Ярослава Домбровского, будущего генерала Парижской Коммуны. Можно понять негодование его пятерых братьев, весьма знатных вельмож!

Но его судьба не из случайностей.

Молодой Иодко-Наркевич оказался в рядах повстанцев 1863 года. Потом шел в арестантской колонне по Сибирскому тракту, мимо каменного столба на границе Европы и Азии, где был короткий привал, и душераздирающие сцены, и слезы, и причитания несчастных людей, прощавшихся с родимой землей надолго или навсегда.

Сибирь взяла у арестанта здоровье, но оказалась бессильна внушить ему благоразумие. Иодко-Наркевич был таким же пылким и несгибаемым, как и многие другие сосланные поляки, которым душно было в неволе; на Кругобайкальской железной дороге поляки восстали, разоружили конвой, с боями пробивались через тайгу, но что могла сделать горстка  эти  отчаянных против артиллерии и регулярных воинских частей?

В 1905 году Иодко-Наркевич был среди демонстрантов в колонне под красным знаменем. Он участвовал в политической борьбе русского и польского пролетариата.  Ночные споры в прокуренной комнатке на чердаке, встречи в пригородных лесах, листовки и прокламации, великие планы и романтические надежды… И усердие бдительной царской охранки. Ему опять грозила каторга. По совету друзей он эмигрировал в Америку.

Кто знает, как бы сложилась судьба безработного Иодко-Наркевича в чужом  краю, если бы однажды его взгляд не задержался на объявлении в газете, которую он поднял с тротуара. Строительная фирма сообщала о конкурсе проектов моста через Гудзон – в ту пору самого крупного воздушного перехода. Усталый поляк решил попытать счастье. Память сохранила инженерные знания, а нужда была хорошим стимулом, и он шел к своей цели упрямо. Его проект моста показался фирме весьма оригинальным, и ему предоставили работу на строительстве.


 - Дед вернулся в  Польшу известным инженером, - рассказывает академик Петрусевич. – Помещики и шляхтичи почитали за честь принять у себя строителя американского моста. Но он знал цену их гостеприимности и время от времени позволял себе чудачества. Он усаживался на козлы, брал в руки кнут, а кучеру велел надевать фрак. Дрожки останавливались у ярко освещенного подъезда. Вельможи целовали руку молчаливого кучера. А когда обман обнаруживался, Иодко-Наркевичу слали вызов на дуэль…

Причудливо вились между деревьями следы егеря, как будто не изюбрю, а егерю приходилось укрываться. Но в этой путанице отпечатков была, наверное, вековая охотничья логика.

Изрядно устав, почти уже на вершине холма, мы решили отдохнуть на валежине. Петрусевич смахнул варежкой снег , и мы сели поближе друг к другу, чтобы было теплее.


 -  Отец был совсем другой…. – вздохнул Петрусевич.

Казимир Адамович Петрусевич – так звали отца – был слушателем юридического факультета Киевского университета. На студенческих сходках он познакомился с любимицей молодежи Яниной, дочерью Яна Иодко-Наркевича. В начале 90-х годов 19в они встречались в русской социал-демократической группе, которая занималась пропагандой марксистских идей в рабочих районах.

За организацию «уличных беспорядков», как официально была обозначена студенческая политическая демонстрация весной 1897 года, Казимира  Петрусевича и Янину выслали в Екатеринослав. Можно сказать, что им повезло, - они попали в промышленный центр Юга, где во главе социал-демократического  движения стояли член  ленинского  «Союза борьбы» И.В, Бабушкин и прибывший в этот город по совету Ленина И.Х. Лалаянц. При их содействии на заводах стали возникать марксистские кружки, образовывался  екатеринославский  «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Казимир и Янина оказались в своей стихии: им поручили агитационную работу на предприятиях.


 - Моего отца екатеринославцы послали своим делегатом на первый съезд РСДРП в Минск….

Я сижу на валежине, слушаю академика Петрусевича, нашего польского гостя, всматриваюсь в худощавое мудрое лицо человека, многое повидавшего в жизни, и начинаю припоминать черты его отца – я же видел однажды портрет его отца, молодого русоголового человека с бородкой, среди фотографий девяти делегатов минского съезда РСДРП в первом томе «истории коммунистической партии Советского Союза». Петрусевич-старший запомнился таким молодым, что теперь трудно приучить себя к мысли, что тот был отец, а этот сын.

И этот голос, и говор с легким польским акцентом, как будто из  далекого прошлого, и звучал он в мартовские дни 1898 года на берегу речушки Свислочь, в деревянном домике железнодорожника П.В, Румянцева на окраинной улице Минска. Из окна комнаты выставили вторую раму,  горели угли  в русской печи – на тот случай, если бы делегатам  пришлось бы уничтожить бумаги и бежать. Съезд проходил под видом вечеринки по поводу дня рождения  хозяйки дома.

По воспоминаниям П.Лепешинского, Ленин услышал весть о съезде в Сибири и  радовался как ребенок. Он  «с величайшей гордостью  заявил нам, своим ближайшим товарищам по ссылке и единомышленникам, что отныне он член Российской социал-демократической рабочей партии».

Петрусевич был арестован и сослан; он шел по дороге, которая была ему знакома по рассказам тестя, и горько отмечал про себя, что в этот век движений и борьбы не меняется только эта дорога…


 - И отца ссылка ничему не научила, - усмехнулся Казимир Казимирович.

Казимир Петрусевич-старший вернулся в Польшу и занялся адвокатской деятельностью. Он выступал защитником на политических процессах; его блистательные речи печатались во многих газетах; он защищал в суде Якуба Коласа.

Октябрьская революция в России принесла Польше самостоятельность. Но государственная власть оказалась в руках национальной буржуазии и помещиков. В нелегких условиях 30-х и 40-х годов Казимир Петрусевич остался верным демократическому движению. Он выступил в защиту руководителей «Белорусской громады»; его популярность среди прогрессивных кругов была столь велика, что правительство панской Польши предпринимает попытки скомпрометировать его пред общественностью: его лишают звания профессора, освобождают от кафедры в Виленском университете. А он берет на себя защиту одного из участников коммунистического подполья – Евгения Скурко, который вскоре стал известен народу как поэт Максим Танк.


 - Сказать вам , какой это был отец? – говорит Петрусевич-младший. – В 1937 году суд панской Польши приговорил меня за подпольную работу к четырем годам тюрьмы. Коллеги отца выяснили, что президент согласен отменить приговор, если я обращусь к нему с прошением о помиловании. Я пришел домой, как ни в чем не бывало. Отец взял меня под руку и сказал только одну фразу: «я не знаю, как поступишь ты, но мы при царе о помиловании не просили….»


 - Что же было дальше? – не вытерпел я.


 - В годы второй мировой войны отец оказался на территории, оккупированной немцами.  Он видел последние дни гитлеровцев в Вильнюсе и описал это в письмах к родным. Их не так давно опубликовали в газете «Червоный штандарт», которая выходит в Литве на польском языке.

После войны в новой Польше Казимир Петрусевич-старший  был окружен всеобщим уважением, о нем писали газеты, его фотографии вошли в книги по истории. Он вполне мог бы провести свои последние годы на покое. Но это было ему не по душе, он опять втягивается в работу. Его избирают  членом Верховного суда. Правительство Польской Народной Республики наградило его орденом «Полониа Реститута» - «Возрожденная Польша».

Мне написал об этом белорусский историк из Гродно Б.Клейн, автор интересных публикаций о русском и польском  революционном движении. Но тогда, В сибирской тайге, я об этом еще ничего не знал – Петрусевич-младший был не слишком щедр на воспоминания.

Медленно шли мы по глубокому снегу, прислушиваясь, не трубит ли за деревьями егерь, но ничего не было слышно, кроме шороха сухих листьев, которые еще держались за ветки и не хотели отрываться. Петрусевич шел впереди, погрузившись в свои мысли, а мне хотелось, чтобы снова был короткий привал, и передых, и сращение судеб, времен, расстояний.

Леонид Шинкарев, соб. Корр. «Известий». Иркутск.

«Известия», №16 (16326) от 20.01.1970г.




Когда я пойму твою душу, я нарисую твои глаза....(А.Модильяни)
ulrikameinhof
Небо....такое бескрайнее, голубое, голубое - в нем можно утонуть, но вдыхая его, ловить счастье. Облака на небе похожи на всбитые сливки, такие густые и белые - медленно проплывают, касаясь вершин сосен.
......хотела бы достать до небе рукой, потянулась - ветер растрепал волосы....
Бегу, бегу, не разбирая дороги, не видя ничего вокруг, забыв обо всем - только кусочек неба виден над деревьями... Ветки бьют по лицу, не чувствую боли....лес редеет....Кусочек неба все ближе, все больше и больше, больше нет деревьев, лес отступил.
Стою на краю глубоченного оврага - пропасть внизу. И снова ветер - вот она свобода, только небо окружает меня....Вздох. воздух пьянит и обжигает легкие. Ветер пошалил с  волосами, препутал их....Вспомнила, как это делал Он.... Раскинула руки, словно крылья, на миг луч солнца показался из-за облака и освятил лицо, улыбнулась....И сделала шаг....навстречу ветру и свободе!

Он вышел на крыльцо. Холодно, но Он не чувствовал холода.
Небо черное, все усыпано звездами, холодное зимнее небо.
Зажигалка сломалась, судорожно достал спички, зажег сигарету.....Звезды, звезды как ее глаза. Вспомнил что-то и бросил сигарету в снег, сжал кулаки; вдруг -  поземка на крыльце, поднялся ветерок и закачал ветви деревьев, коснулся его волос и легонько потрепал их. Он почувствовал необъяснимое,  будто что-то потерял, потерял внутри себя....Костяшки пальцев побелели, швырнул спички в сугроб. Вернулся домой и лег.
Они обступили Его со всех сторон - шум, смех, запах пива и духов. Рука коснулась его....ласки....Он прогнал всех.
Звездный свет проникал сквозь тюль в комнату. Он лежал с закрытыми глазами, казалось, Он видит Ангела.....
- Да будет благословен сон твой, спи спокойно....
И он заснул.

Машина мчалась по скользкой дороге. Нарушал все знаки...Туда, скорее туда. Рука торопливо набирала номер телефона - в трубке молчание; еще раз - опять молчание.
Он мчался туда, в другой, чужой дом, ее дом. Приехал и остановился у ворот, не решаясь войти.
Снег пошел, мягкий, пушистый, ложился белыми хлопьями....Он заметил человека.
Человек сгорбившись и согнувшись нес пакет с хлебом. Как он постарел....вдруг, ее отец.
Прошел мимо, зашел за ворота.
- где Она?
Человек медленно обернулся....глазами указал на небо.
Стон вырвался у Него.
От отчаяния, безысходности, беспомощности не знал, что делать. Гнал машину куда-то в сторону леса....Скорость все увеличивалась.....
- Я с тобой.
Ударил по тормозам. Выбежал.... ноги вязли в снегу.... Ветер, ветер опять легонько коснулся его затылка....
Вернулся домой. Лег. Он ждал его, ждал Ангела....
 - Да будет благословен сон твой, ибо Я  с тобой, спи спокойно....
И  Он заснул.

Ему снились звезды. Две огромные блестящие звезды, как ее глаза....Он видел ее улыбку, руки нежно касались Его волос...
Вот Она бежит, вся охвачена лучами зимнего солнца....заливисто и звучно смеется....А Он идет ей на встречу, протягивая руки.......


ноябрь, 2010

Коттеджники наступают!
ulrikameinhof
      

        Ахуны, как известно – самый зеленый район Пензы,  курортная зона с несколькими санаториями, профилакториями и домами отдыха. Сюда ежегодно приезжают отдыхать люди не только из Пензы  и области, но и из Москвы и других крупных городов. Здесь, в Ахунах  воздух как будто другой, особенный   -   с таким характерным  запахом  хвои и  свежей смолы,  с  горьким  запахом дуба и березы…. Да, все это  Ахуны -  сосновый бор, дубравы, березовая роща, старая Сура,  берущая начало с Сурского водохранилища.

         Мало кто знает, что  в Ахунах есть питомник редких и реликтовых деревьев, расположенный за церковью. Питомник был основан в начале 20 века пензенским профессором  Спрыгиным, основателем Пензенского ботанического сада,  для разведения и культивирования  в средней полосе России редких пород деревьев. Там  и сейчас произрастают ценнейшие породы – сосна реликтовая, сосна сибирская (кедр), лиственница, пробковое дерево, грецкий орех, манчжурский орех,  несколько редких  видов клена, в том числе и явор (мелколистный клен). 
        А как красиво было за Ахунами – лес, лес, сплошной лес, как огромное зеленое море до самого горизонта,  радовал глаз своей зеленью, своим звуком  и запахом! Было….Пока не начали строительство завода по переработке хим.оружия в Леонидовке.  Надо ли говорить, что огромное количество деревьев было уничтожено для того, чтобы проложить грунтовые дороги  для грузовиков, для того, чтобы протянуть коммуникации, да и просто так  - в общей струе,  рубили и вывозили те, кто мог.  Теперь взору открывается не «зеленое море»  кислорода, а  вырубки, пеньки и  дорожная грязь….
        О том, что происходит в самом поселке  и говорить страшно.  Последние лет десять огромные богатейшие коттеджи растут в Ахунах,  как грибы после дождя. Да,  при чем , не где-нибудь на болоте или в основной жилой застройке – а именно в лесу. И снова нещадно уничтожаются деревья или огораживаются участки леса под частные владения.  Как же так? Ведь лес – природное богатство, охранная  и курортная зона – достояние всего народа. Но право иметь участок в такой зоне имеют только «избранные».  Похоже, нынешние власть имущие чиновники решили сделать из Ахун элитный загородный поселок. Даже пиара не потребовалось – здесь сам губернатор проживает!
         Стоит напомнить о столь нашумевшей истории с участком леса в 1 га, расположенном на ул. Ботаническая в Ахунах. Как известно, его «приобрел» в аренду пензенский нувориш Белоусов В.В., владелец рынка «Согласие» - как и почему это произошло не смог разобраться  даже «всесильный»  губернатор.  Мэр Чернов Р.Б., давший этот участок в аренду, так и не смог внятно объяснить, на каком основании в аренду был выделен участок леса с ценными породами деревьев, по генплану относящийся к особо охраняемой  лесной зоне.
          Никогда такого варварского расхищения леса не было. И в годы Великой Отечественной Войны стояли эти сосны и дубы, и даже при ельцинской власти, в бандитские 90-е годы стояли…. И не грабили так народ в открытую, не хапали себе участки  и не строили столько коттеджей,  не огораживали реку….. Сколько терпеть  еще простому народу этот произвол?  До тех пор пока не останется в Ахунах ни одного дерева? До тех пор, пока  негде будет гулять, негде будет купаться, негде будет дышать…    

You are viewing ulrikameinhof